«Сайлент Хилл»: когда уходит даже мистика

Сегодня мы отправляемся на Рощинскую улицу, 1. Раньше это была окраина, а теперь там стоит одна из самых мрачных «расселёнок» города… Продолжить чтение «Сайлент Хилл»: когда уходит даже мистика

Особняк Веге: ни себе, ни людям

Особняк Веге — пожалуй, самый красивый особняк в городе находится на грани утраты. И его не спасти, потому что хозяин, предприятие «Пигмент», не спешит его спасать и не показывает никому: вдруг люди увидят правду? Продолжить чтение Особняк Веге: ни себе, ни людям

Тележная: тень Везенбергского квартала

…Опять приходится бежать, обгоняя экскаватор. На этот раз в Рождественскую часть города, на улицу Тележную. Ситуация там тяжёлая. Приговорены четыре дома. Пятый на очереди. Продолжить чтение Тележная: тень Везенбергского квартала

Особняк Турчаниновой: всегда есть, что спасать!

Сегодня мы отправимся на Васильевский остров, к дому на Среднем пр., 40. Нет, там, куда мы идём, пока ещё ничего не сносят. Но мы увидим дом, вызывающий боль у многих. Продолжить чтение Особняк Турчаниновой: всегда есть, что спасать!

Особняк Назимова: омоложение во вред

Сегодня поспешим к дому Назимова — небольшому особняку на Ропшинской ул., д. 10, который градозащитники защищают в суде, доказывая, что он исторический. Завтра может быть поздно… Продолжить чтение Особняк Назимова: омоложение во вред

«Расселина»: в ожидании сноса

Часть дома, расположенного на углу Державинского переулка и 1-ой Красноармейской улицы, отремонтирована, но дворовую часть, по-видимому, скоро снесут. Так что не исключено, что мы в последний раз видим эти старые, измученные ожиданием стены. Продолжить чтение «Расселина»: в ожидании сноса

Дом Целибеева: от курсисток к молодым мамам

В паре минут ходьбы от метро «Технологический институт», в части города под названием Семенцы, на углу Загородного проспекта и Серпуховской улицы, под номером 68/2, стоит богато декорированный пятиэтажный дом в стиле модерн. Это дом Целибеева. Сегодня о нем рассказывает Дарья Васильева. Продолжить чтение Дом Целибеева: от курсисток к молодым мамам

Флигели Филиповых: последний островок

В самом начале улицы Лабутина мы видим дом № 3. Точнее, флигели, пережившие лицевой корпус (1899 года постройки, за авторством неизвестного архитектора).
Дарья Васильева приглашает вглядеться в них повнимательнее. Ведь наследие – это не только дворцы и особняки. Это всё, что оставили потомкам предки. Продолжить чтение Флигели Филиповых: последний островок

Спор о дворцах и сараях

Исторический центр Петербурга — это не только прекрасные особняки и дворцы, но и не заметные на первый взгляд сохранившиеся памятники прошлого: ледники во дворах, трубы над крышами, дровяные сараи… Чтобы почувствовать очарование таких петербургских уголков, надо остановиться и оглядеться… Продолжить чтение Спор о дворцах и сараях

Большая Разночинная: огненная улица

Большая Разночинная улица на Петроградской стороне могла бы славиться своей исторической застройкой. Но вместо этого печально прославилась расселенками и пожарами… Продолжить чтение Большая Разночинная: огненная улица

Дом Басевича: немощная мощь

Тёплый летний вечер. Уставший за день троллейбус, за окнами которого мелькают виды Петроградской стороны. Что там за зелёная сетка? Да это же Большая Пушкарская, 7. Дом Басевича… В этих «тенётах» его и не узнать. Продолжить чтение Дом Басевича: немощная мощь

Дом Дворжака: память на ветер

В двух шагах от многострадального дома генерала Зыкова, через мостик, на углу с набережной Крюкова канала стоит ещё один дом под сеткой. Его номер 141/28. Это дом К.Л. Дворжака. Сетка на нём вечно рваная. Дом словно старается освободиться от неё, открыть миру фасад, на котором, по идее, должна висеть мемориальная доска. Но вместо памяти – запустение. Продолжить чтение Дом Дворжака: память на ветер

Особняк Игеля: красота на поругание

Каменноостровский проспект богат красивыми зданиями. Однако особняк Эрнеста Игеля (№58-60) на их фоне вызывает восторг. И вместе с ним страх.  Страшно за будущее этого произведения архитектурного искусства. И даже за настоящее: красота беззащитна, и роковой для неё может оказаться уже следующий миг. Продолжить чтение Особняк Игеля: красота на поругание