Особняк Турчаниновой: всегда есть, что спасать!

Сегодня, читатель, мы отправимся на Васильевский остров. Кажется, с самого начала нашей рубрики мы там не были, и нам пора. Нет, там, куда мы идём, пока ещё ничего не сносят. Но мы увидим дом, вызывающий боль у многих.

В самом центре Васильевского острова есть особняк, вызывающий у ценителей культурного наследия острую боль. Мне пишут о нём регулярно: «Посмотрите на него! Обратите внимание! Он же погибает, у нас на глазах! Помогите, сделайте что-нибудь…» Почти каждый день я получаю такие письма-крики о помощи.

Казалось бы, странно. В городе, как мы уже знаем, около тысячи «расселёнок». Почему же именно у дома № 40 на Среднем проспекте так много сочувствующих? Прост и горек ответ на этот вопрос. Стоит только остановиться и вглядеться в саван зелёной сетки. Тесен, душен этот саван, огромными трагическими глазами глядят на прохожих чёрные глаза окон. И действительно отдаёт болью – горячей, острой, щемящей… Дом снова открыт, и мы, к великому сожалению (потому что за нами могут войти те, кто не с добром), туда войдём. Войдём с надеждой, что, прочитав эти строки, ответственные лица его заколотят.

Но люди не просто вздыхают у фасада. Кто-то подаёт сигналы бедствия нам, градозащитникам. Кто-то пишет письма в различные инстанции, получая в ответ безликие отписки. Ратует за дом депутат Законодательного Собрания Алексей Ковалёв: только благодаря его стараниям за особняком хоть как-то следят и он ещё не выгорел полностью. Хотя пожары здесь случаются.

Фотографы сюда больше не ходят. Многие брезгуют. Интернет наводнён комментариями: «Помойка!», «Здесь нечего смотреть: всё уже ободрано!» Да и снаружи ничего уже не рассмотреть: настолько плотно «замотали» в сетку дом, столь тщательно прячут ото всех от нас красоту. Да, нужен этот особняк лишь нам, градозащитникам. Только наши фотографы раз за разом проникают сюда, с болью фиксируя медленную, мучительную хронику гибели. Наши ребята уверены, что всегда есть что спасать, утраченное можно восстановить (ещё и для этого и ведётся фотосъёмка – под будущего реставратора). И мы дойдём до красоты, мы найдём её. Она здесь есть, только действительно глубоко запрятана.

Это особняк Варвары Турчаниновой. Постоим, вглядимся. Какой он маленький и красивый! Всего два этажа: на втором десять окон, на первом – всего шесть, плюс две двери и проездная арка. Это даже не эклектика. Это необарокко с богатым фасадным декором. Какие красивые у него замковые камни и наличники! Пара окон «соединена» одним наличником, который украшает маскарон. Окна действительно смотрятся огромными. Жаль, что под сеткой всей этой красоты не разглядеть. Но нам это удастся. Ибо у нас есть старые фотографии. Вот особняк на фото Марианны Несиной. Крупные планы. Строгий взгляд маскарона. А в окнах горит свет. Из конца десятых годов двадцать первого века он кажется нереальным, призрачным. Уже и не верится, что в этих комнатах когда-то горел свет… Дата съёмки – 1 января 2007 года.

Фото Марианны Несиной.

Новый год… В доме размещается бывший электромеханический техникум, преобразованный в политехнический колледж городского хозяйства. Особняк ещё не подозревает, что его ждёт длинный, не проходящий кошмар. Что всё уже решено, что через три года лет дом опустеет, остынет, выморозится. Потом его окна разрисуют убогими граффити, а после и вообще завесят сеткой, а комнаты начнут грабить и сжигать.

На моём снимке дом уже расселён. Но ещё не прячется под сеткой.

Уже расселён, но ещё не закутан. Фото автора.

Никак не уходит из мыслей фото Марианны. Живое тепло идёт от него: столь мастерски поймала фотокамера мягкий, оранжево-жёлтый ламповый свет. Что же здесь было сто лет назад, первого января 1907 года, за десять лет до революции? Ёлка стояла, танцевали празднично одетые пары, плясали дети, увлечённые подарками. И, разумеется, все силуэты были видны с улицы, сквозь лёгкие, летящие шторы. Красивая жизнь напоказ. Столь велики эти окна – так рассчитано.

Кто же столь роскошно жил?

Об этом нам расскажет исторический сайт «GradPetra». Обратимся же к этому источнику (сайт, в свою очередь, использовал книгу «Василеостровский район. Энциклопедия улиц Санкт-Петербурга» (Справочное издание). Составители Г.Ю. Никитенко, В.Д. Соболь. Изд. «Белое и чёрное». СПб., 2002. С. 424)). Начнём с самого начала – с тех времён, когда дома ещё не было, а сам Васильевский остров был хоть и не самой парадной частью города, но уже блистал дворцом Меншикова, зданиями Двенадцати коллегий, Кунсткамеры, Петербургской Академии наук, уже оформившейся Стрелкой. Короче говоря, парадным ансамблем от ведущих архитекторов, видным с другого берега Невы.

Первые данные о «нашем» объекте датированы 1785-м годом. Тогда узкий участок, тогда тоже имевший № 40, был отведён под застройку квартальному надзирателю В. В. Клочкову. Через два года Клочков продал его чиновнику А. Е. Протопотову. Таким образом, с 1787 года это уже участок Протопопова. Этот человек и возвёл здесь двухэтажный каменный особняк. То есть в XVIII веке здесь уже стоял тот самый двухэтажный каменный особняк (данных о сносе источники не содержат). Вот какой старый этот особнячок! Его как зеницу ока беречь надо!

Через 68 лет (в 1855-м) это уже особняк Варвары Ивановны Турчаниновой. Данная особа – жена действительного статского советника. При ней дом изменил фасад по проекту академика архитектуры Иоганна Ивановича Цима. Турчанинова владела особняком довольно долго, но в 1880-1882-х годах уже новый хозяин, офицер П. В. Соколов, привлекает для новой перестройки архитектора Анатолия Ивановича Ковшарова. Что там были за перестройки, неизвестно. Но, возможно, сейчас в основе декора фасада то самое необарокко, которое заказывала Варвара Ивановна. Таким образом, вполне вероятно, что строгому маскарону 162 года.

А теперь предоставим слово Наталии Цендровской. Вот что пишет она на краеведческом портале «Ситиволлс», как всегда, максимально подробно:

«Адресные книги 1809, 1822 и 1836 показывают владельцем участка коллежского асессора Протопопова (123; 121; Нумерация домов в С.-Петербурге. СПб.. 1836). Архивного дела по участку, в котором упоминался бы этот владелец, в электронном каталоге найти не удалось, но, вероятно, оно существует, иначе в так называемом «Списке…» отсутствовали бы его инициалы и вообще упоминание о его особняке.

К 1844 году Протопопов с домом расстался, но в Адрес-календаре, изданном К. Нистремом в том году, присутствует подбиблиотекарь Имп. публичной библиотеки коллежский асессор Алексей Егорович Протопопов, живущий в собственном доме № 31 по 17-й линии (2-й дом за Малым проспектом). Очень вероятно, что это он и есть.

В том же издании 1844 года владельцем дома на Среднем проспекте (тогда № 35) назван Молдавский. Как показывает издание 1854 года, это был Александр Михайлович Молдавский. В 1844 году он был статским советником, служил в правлении Гос. заёмного банка и жил там же в служебной квартире. А к 1854 году он был уже в отставке и жил здесь, с женой Екатериной Андреевной и сыном Антоном Александровичем, прапорщиком (Путеводитель: 60000 адресов из С.-Петербурга… СПб.. 1854).

Судя по дате перестройки дома И. И. Цимом для В. И. Турчаниновой, Молдавский расстался с ним в 1854-1855 году.

При перенумерации около 1858 года дом получил № 48. «Всеобщая адресная книга С.-Петербурга» 1867-1868 показывает, что Варвара Ивановна Турчанинова жила здесь, в собственном доме. Дом принадлежал ей и в середине 1870-х (Табель 1875).

Павел Викторович Соколов приобрёл дом не позднее 1880 года. Адресная книга Яблонского а 1896 года показывает его подполковником Корпуса флотских штурманов, состоявшим в 7-м флотском экипаже и бывшим тогда начальником Отдела съёмки Балтийского моря. В доме его располагался мануфактурный магазин Якова Абрамовича Абрамовича. В ВПб на 1908 П. В. Соколов показан отставным генерал-майором и владельцем дома. ВПг на 1917 называет владелицей дома вдову генерал-майора Елизавету Давыдовну Соколову».

Немного о зодчих. Иоганн Иванович (Иоганн-Антон) Цим охотно брался за «доходники», но строил и особняки. В том числе и перестраивал – ему доверили перестраивать особняк самого Монферрана. Архитектор это был не простой, со званием академика. Родился он в 1810-м году, скончался в 1895-м. Это немец, уроженец Гамбурга, работавший и «взлетевший вверх» в России. Окончил Копенгагенский Политехнический институт. В 1830 году Петербургской Академией художеств И. И. Циму было присвоено звание неклассного художника. В 1852 году мастер был признан «назначенным» художником. В 1858 году получил звание академика архитектуры. Вот такая «перелётная птица»: родился в Германии, учился в Дании, трудился в России.

Ковшаров нам «знаком» по особняку Игеля. Он же – автор особняка Брусницыных и дачи Леоновой на Малой Невке. То есть, работали на Среднем, 40 специалисты один другого достойней. Над наследием Ковшарова витает какой-то злой рок: три «его» особняка (за его авторством) пребывают в печальном состоянии, а два разграблены.

Итак, последней владелицей была Елизавета Давыдовна Соколова, генерал-майорская вдова. Сначала муж умер, потом дом отняли. Революция… Неизвестно, куда после неё делась Елизавета Давыдовна. Но в коммуналку в родном доме её не вселили: по данным того же «Ситиволлса», в 1924-м году здесь открылся клуб имени Яковлева («Спутник по Петрограду и его окрестностям», Петроград, 1924. С. 166). А в 1965-м году в эти стены переехал техникум, который постоянно менял названия. Сначала он именовался электротехническим, потом радиомеханическим, далее — радиоэлектронного приборостроения. Под конец своего пребывания в особняке он был в очередной раз переименован – в колледж политехнический городского хозяйства (всё это уже выяснили эксперты «Ситиволлса» на основании ленинградских адресных справочников, телефонных книг и компьютерных «ТопПланов», библиография здесь).

В сети удалось найти советский фотоснимок. Это примерно 60-е – 70-е годы XX века. Жизнь при техникуме. Фасад уже облупленный, но жизнь за ним идёт.

Особняк в советское время. Фото с сайта Pastvu.com.

В 2001-м году дом был включён КГИОПом в «Перечень вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность» (Приказ председателя КГИОП № 15 от 20.02.2001). В 2010-м году колледж переехал куда-то на проспект Авиаконструкторов. Особняк опустел. Сразу же после расселения в нём появились мародёры, а через год-два окна были разрисованы маргинальными подростками. Как им удалось сделать это на людном проспекте? Почему народ стал таким равнодушным? Все эти вопросы – в никуда.

Вот особняк на фото Ольги Самсоновой. Ещё без сетки, но уже разрисованный. Когда я увидела это, я прочитала «Подонки». Как ещё их назвать?

Разрисовано подонками. Фото Ольги Самсоновой.

Далее дом «запаковали» в сетку. В таком виде в январе 2014 года он был передан Главному следственному управлению Следственного комитета РФ по Санкт-Петербургу. Но следователи, очевидно, не были в восторге от «рождественского подарка». Они сюда не спешили. Дом продолжали грабить те, кого, по идее, будущие обитатели особняка по долгу службы призваны привлекать за эпизоды уголовного дела. Но ни дела, ни толковой консервации не было. Ещё три года дом простоял, открытый всем ветрам, дождям, мародёрам и поджигателям. С крыши то и дело тянулся дымок, на весь остров выли пожарные сирены, а мне на почту пачками сыпались очередные крики о помощи. Следком вернул порядком изувеченный дом городу. Город в лице исполнительной власти начал искать хозяина. Поиск «подгонял» Ковалёв, обращаясь в администрацию города с письмами. Комитет имущественных отношений сетовал парламентарию и журналистам, что, дескать, «дом Турчаниновой предлагался представительству МИДа в Петербурге, генконсульству Армении, Пушкинскому театру сказки».

И вот в 2016-м году грянуло: здесь будет отель. Компания «Центр АТР-Сайгон» уже подала концессионную инициативу. В данный момент Ковалёв «производит разведку боем», пытаясь выудить из Комитета по инвестициям Санкт-Петербурга хоть какие-то сведения относительно будущего этого здания. Ведь, несмотря на то, что в городе действует закон (кстати, написанный в том числе и Алексеем Анатольевичем), здесь, на Среднем проспекте, может быть всё, что угодно. Нам уже известно, что невысокие дома ныне под особой угрозой, а дворовые флигели уничтожаются один за другим. «ГП» пристально следит за новостями с объекта. Пока всё тихо.

Читатель торопит меня: «Войдём же! Мы насмотрелись на фасад». Итак, войдём…

При входе мы попадаем в обычную, обшитую гипроком комнату. Потом в другую такую же. Когда-то здесь был учебный класс. Вот отсюда-то и убегают фотографы. Поглядят, поморщатся, да и уходят восвояси со словами: «Да смотреть здесь уже нечего! Это же техникум: интерьеры утрачены! Да кое-где уже и дестрой!»

Утраты интерьеров в доме. Фото Сергея Алесова.

Но Сергей Алесов, Игорь Ланкинен и Александр Румянцев пошли дальше. И нашли красоту!

Вот так выглядит вход на второй этаж на лестнице. Тончайшая, невесомая конструкция, которую и конструкцией-то не назовёшь. Кстати, похоже, что она деревянная. От неё в разные стороны устремляется пояс меандра. Эти ажурные арки так прекрасны, что автор изменил традиции и поставил их фото на заставку (фото заставки Александра Румянцева). А вот эту роскошь запечатлел Игорь:

Лестница. Вход на второй этаж. Фото Игоря Ланкинена.

В каком же ужасном состоянии эта красота…

Вот Игорь разглядел потолочную лепнину:

Сохранившаяся лепнина на потолке.

Александр показал, что в маленьком зале лепниной покрыт весь потолок:

Небольшой зал. Фото Александра Румянцева.

Игорь снова нашёл меандр:

Лепнина с поясом меандра.

А Сергей обратил внимание на оформление парадной. Как же когда-то она была хороша…

Интерьеры парадной. Фото Сергея Алесова.

Мы выходим во двор. Он порядком захламлён:

Фото Сергея Алесова.

Но всё в хорошей сохранности. Шестиэтажные, более поздние дворовые флигели (бывший доходный дом), лицевой корпус со двора, световой колодец и воротный проезд. Жива ещё и кровля, но кое-где вскрыта пожарными.

Мы смотрим на эти флигели и удивляемся. Они такие высокие, но их практически не видно с улицы. Вот оно, мастерство архитектора!

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Фото Сергея Алесова.

Выходим. Бросаем прощальный взгляд на зелёную сетку. Но мы ещё вернёмся. Нам предстоит возвращаться сюда вновь и вновь: «ГП» по возможности следит за состоянием здания (нам, как уже было сказано, помогают читатели). Так хочется верить, что дом всё-таки будет спасён. Ведь в нём ещё есть что спасать. А при наличии наших бесценных фотоснимков всегда будет что спасать. И снова здесь будет ёлка. И будет пахнуть хвоей, мандаринами и радостью.

Вот только «бои» ещё предстоят.

Особняк Турчаниновой под сеткой. Взгляд на фасад. Фото Александра Румянцева.
Дарья Васильева, специально для «ГП». Фото автора, из сети интернет и: Игоря Ланкинена, Сергея Алесова, Ольги Самсоновой, Александра Румянцева, Марианны Несиной.