Дан старт Концепции сохранения памятников деревянной архитектуры Санкт-Петербурга

28 марта Совет по сохранению культурного наследия при Правительстве Санкт-Петербурга рассмотрел «Концепцию сохранения объектов культурного наследия – памятников деревянной архитектуры на территории Санкт-Петербурга». Одна из самых болезненных для Петербурга тем, проблема сохранения памятников деревянного зодчества, наконец начала осмысляться комплексно.

Казалось бесспорным, что обсуждение темы сохранения деревянных памятников должно состояться под председательством ВРИО губернатора Санкт-Петербурга Александра Беглова. Но после представления Концепции Беглов заявил, что «Концепция получила высокую оценку» и «заседание окончено». Многие члены Совета и другие присутствующие в зале были обескуражены. Совет по сохранению культурного наследия – это эксперты высочайшего уровня, многим из которых было что уточнить по поводу услышанного. Но в планы Александра Беглова обсуждение с экспертами не входило. Сославшись на следующее мероприятие – спасение пирожковой на Московском проспекте, – ВРИО покинул заседание Совета, поручив, впрочем, своим заместителям, вице-губернатору Николаю Линченко и председателю Сергею Макарову, остаться и все-таки провести обсуждение этого важного для культурной столицы стратегического документа.

Дача Л.И. Крона в Петергофе

«Концепция сохранения объектов культурного наследия – памятников деревянной архитектуры на территории Санкт-Петербурга», представленная на заседании Совета, – свод методических рекомендаций, разработанных «Студией 44» по заказу КГИОП. На их основе планируется сформировать программу сохранения памятников деревянного зодчества в Петербурге. Основным докладчиком выступил архитектор-реставратор Илья Сабанцев.

Сегодня в Петербурге расположен примерно 271 деревянный объект культурного наследия. Из тех, что находятся непосредственно на территории города, 17 признаны аварийными, 19 стоят в руинах, подвержены пожарам и продолжают разрушаться, 31 объект полностью утрачен. Авторы Концепции предложили методику, позволяющую ранжировать эти объекты в зависимости от их историко-культурной ценности и современного состояния, чтобы определить очередность проведения работ по спасению памятников. С точки зрения историко-культурной ценности, за наиболее высокий критерий принята подлинность (40 %), за ней в равных пропорциях следуют архитектурная, историческая и мемориальная ценность. В шкале современных показателей приоритет отдан техническому состоянию, после рассматриваются характер эксплуатации, инженерное обеспечение, доступность.

Дом прихода церкви Смоленской иконы Божией Матери (Ногина пер., 1, лит. Б)

Для большей наглядности «сравнительная оценка» каждого отобранного для исследования объекта была показана посредством схем, диаграмм и линейных графиков. В качестве наиболее полного примера слушателям предложили визуализацию по Пушкинскому району. По представленной шкале максимальный показатель историко-культурной ценности получил федеральный памятник «Ферма» с прудом» (г. Павловск, пос. Тярлево, Нововестинская ул., 18), а лидерство по современному состоянию занимает «Дом К.Л. Гильдебранта» (г. Павловск, ул. Васенко, 16), подлинность которого, по мнению Сабанцева, утрачена. (О «Доме К.Л. Гильдебранта» ГП уже писал, см. «Дом Гильдебранта: пример реновации деревянного зодчества»)

Разработчики говорили и о юридических сложностях, связанных с воссозданием утраченных объектов: восстановление в исключительных случаях и за счет бюджетных средств, без привлечения инвестора, затягивает решение проблемы на долгие годы. Также непросто обстоит дело с теми историческими объектами, которые не являются памятниками и находятся за пределами охранных зон и ЗРЗ. Создатели Концепции предлагают ввести новый термин – знаковые объекты исторической среды (ОИС): «утраченные деревянные здания (сооружения), рекомендованные к сохранению с восстановлением местоположения, использованием аутентичных материалов и воспроизведением внешнего архитектурно-художественного облика утраченного оригинала, или точные копии, полученные в результате такого восстановления». При этом подразумевается, что ОИС будут служить именно как фон исторической среды, без предъявления требований к интерьерам.

В результате проведенных изысканий рекомендуется восстановить 202 объекта культурного наследия, 58 – перевести в знаковые объекты исторической среды и 11 снять с учета по причине отсутствия иконографических материалов для воссоздания.

Отдельного внимания удостоились объекты, у которых не утрачена «подлинная функция», и которые возможно и нужно применять по их историческому назначению: Торговая лавка (Сестрорецк, пр. Красных Командиров, 5/1), «Беседка Шаляпина» в Курортном районе, Сестрорецкий вокзал, Каменноостровский театр.

Рецензент Концепции, ведущий специалист по деревянному зодчеству Михаил Мильчик отметил в своем выступлении, что принятие Концепции и Программы по сохранению деревянных памятников необходимо – об этом эксперты твердят с 2012 года. Несмотря на то, что многие представленные в программе учетные карточки объектов содержат ошибки и нуждаются в доработке, Концепция позволит расставить приоритеты и сформировать очередность работ для сохранения памятников деревянного зодчества.

Другие члены Совета, высказываясь по поводу Концепции, выразили сомнение в том, что нужно придумывать новый статус «знакового объекта исторической среды», который будет в недостаточной мере защищать здания. Кроме того, при реставрации деревянных зданий замена части оригинальных деревянных деталей на новые – частая процедура. Если признать, что при этом полностью теряется подлинность, реставрация таких памятников станет фактически невозможна.
Александр Кононов обратил внимание на памятники, которые нужно спасать, не дожидаясь разработки Программы. Список объектов, находящихся в наиболее угрожающем состоянии, эксперты ВООПИиК передавали в администрацию города меньше месяца назад.

Юлия Минутина-Лобанова потребовала убрать из Концепции рекомендацию снять с охраны некоторые из выявленных объектов: недопустимо рекомендовать провести экспертизу «с целью обоснования исключения из Единого госреестра»: цель экспертизы — собрать максимальную информацию по объекту, в том числе его изображения, чтобы, даже если он утрачен, оценить возможность его максимально точного воссоздания.

В результате Концепция была одобрена. Николай Линченко распорядился провести совещание по списку объектов, переданных ВООПИиКом. По материалам разработчиков Концепции, памятников, которые требуют немедленного проведения первоочередных работ, вдвое больше — 55 объектов. Согласно поручению, разработка Программы сохранения деревянных памятников должна начаться в течение месяца.

Юлия Минутина-Лобанова, Ольга Раевская