В Петербурге покажут фильм «Архитектура Блокады»

Фильм «Архитектура Блокады» будет представлен в Петербурге в Доме кино 27 января – в День снятия блокады, единственный показ начнется в 19 часов, вход свободный. Режиссер фильма Максим Якубсон определил его жанр как фильм-расследование: что произошло с городом-памятником, когда началась война и сомкнулось кольцо осады, как изменилась жизнь архитекторов, как изменилась в осажденном городе сама эта созидающая профессия.

Мы знаем о том, как укрывали, маскировали ленинградские альпинисты знаменитые архитектурные доминанты города – шпили и купола, но вот о том, что сначала военные предлагали вовсе уничтожить эти доминанты – об этом вряд ли знает широкая публика. Маскировка города стала одной из важнейших тем фильма, в который включена беседа с не столь давно ушедшим из жизни почётным гражданином города Михаилом Михайловичем Бобровым – прожившим дольше всех из той славной альпинистской команды — Михаила Боброва, Алоизия Зембы, Александры Пригожевой, Ольги Фирсовой, Михаила Шестакова.

Но вот военный историк Вячеслав Мосунов в «Архитектуре Блокады», отдавая дань подвигу альпинистов, утверждает, основываясь на материалах немецкой военной разведки, в частности, аэрофотосъемки и панорамы Ленинграда, снятой с высоты 112 в Красном Селе, что все высотные доминанты города были отлично видны с воздуха даже после маскировки: «Эта мера не могла предотвратить обстрелы и ведение прицельного огня, а вражеские самолеты можно было только отогнать». «Ленинградцы делали все, что могли, но над территорией города легко ориентироваться из-за характерных изгибов Невы и островов, поэтому определить то или иное местоположение объекта было не так сложно, — говорит историк. – Ленинград постигли бы гораздо большие разрушения, но уже с осени 1941 года в результате того, как складывались боевые действия на Северо-Западном направлении, немцы не могли выделить достаточное количество ударной авиации чтобы наносить удары и совершать массированные налеты на Ленинград, подобные тем, что совершали на Британию. Немецкая ударная авиация была задействована на других участках, а стратегическая авиация дальнего действия у немцев не была достаточно развита».

Кроме высотных доминант маскировали правительственные здания – так был надежно укрыт Смольный, а вместо нефтебазы в Ручьях вражеские летчики видели жилой квартал, иллюзию которого тоже создавали маскировкой. Кстати, один из архитекторов, работавших в городе в блокаду, Владимир Пилявский, называл искусство маскировки «архитектурой наоборот».

«Здание Смольного стоит вблизи излучины Невы, неподалеку от Смольного монастыря. Эти ориентиры укрыть невозможно. Решение было единственным: воспользоваться окружающим парком и скрыть здание под искусственным покровом больших куртин деревьев . Над эскизом мы работали, не поднимая головы, и закончили его глубокой ночью. Утром подсчитали, сколько нужно брезента, маскировочных сетей, краски и других материалов . Гардинно-тюлевой фабрике, текстильному комбинату и декорационным мастерским было срочно поручено плести специальные сети и накладывать на них, в соответствии с эскизом, расписанные куски брезента, имитирующие кроны деревьев. Для маскировочных работ были мобилизованы декораторы всех 17 театров Ленинграда», – так напишет потом в своей книге «Силуэты блокады» главный архитектор Ленинграда Николай Баранов.

Герои фильма – это и Николай Баранов – архитектор, с 1938 по 1950-й, вплоть до «Ленинградского дела» — главный архитектор Ленинграда, и Николай Белехов, архитектор и реставратор, в годы войны возглавивший ГИОП. Это и архитектор Яков Рубанчик, оставивший нам целую серию рисунков блокадного города – не только его памятников, но и его жителей, рисунков, полных трагизма и иногда горькой иронии и сарказма. Художественный архив архитектора Рубанчика хранится в фондах Музея истории Петербурга – в Петропавловской крепости. Как говорит Максим Якубсон, одним из героев фильма, связывающих прошлое и будущее, ленинградцев и нынешних петербуржцев стал архитектор Лев Ильин – руководитель разработки Генплана развития Ленинграда в 1935 году, Ильин в блокаду остался в Ленинграде, он писал свои «Прогулки по Ленинграду», работал над книгой в самые тяжелые месяцы осады. Ильин погиб на улице своего города – 11 декабря 1942 года во время бомбежки.

«Как в прошедшем грядущее зреет, Так в грядущем прошлое тлеет», — писала Анна Ахматова в «Поэме без Героя». Связь прошлого и настоящего, ушедших и живущих ныне людей, связь людей и их города – это одна из основных идей фильма. Продюсер «Архитектуры Блокады» Виктор Наумов говорит о том, что для него создание фильма стало важной личной историей – его дедом был архитектор Александр Наумов, один из разработчиков Генплана Ленинграда 1935-года, один из тех, кто обеспечивал маскировку города и создание укрытий для его граждан в блокаду. Все дни осады Наумов и Баранов прожили в двух подвальных помещениях в здании Главного архитектурно-планировочного управления на улице Зодчего Росси, и уже в середине 1942-го Наумов и Баранов стали работать над новым Генпланом восстановления и развития города. В кадре фильма «Архитектура Блокады» — и нынешний настоятель Петропавловского собора архимандрит Александр (Федоров), внук Николая Баранова. Связь времен, связь людей. О блокадном прошлом говорит в фильме и вдова архитектора Игоря Явейна, занимавшегося маскировкой вокзалов Ленинграда, Нора Явейн.

Кроме названных, среди участников фильма доктор исторических наук Никита Ломагин, первый заместитель председателя КГИОП Александр Леонтьев, заведующая архивом КГИОП Юлия Бахарева и другие.

Фильм продолжительностью в 80 минут создан в рамках проекта «Сохраненная культура».

Галина Артеменко.

Фото заставки: Бессмертный Ленинград. Блокада