Легко ли сохранить исторический дом в центре Петербурга?

Администрация города неоднократно заявляла, что поддерживает градозащитников в стремлении сохранить облик исторического центра, однако ремонт заброшенных дореволюционных домов, состояние которых беспокоит горожан, ведётся крайне низкими темпами.

Почему так происходит, нам удалось выяснить у главного архитектора Архитектурного бюро «Аэроплан» Татьяны Лукьяновой. АБ «Аэроплан» недавно завершило работу над проектом капитального ремонта исторического дома на Тамбовской ул., 38.

— Татьяна, расскажите, пожалуйста, немного подробнее о проекте капитального ремонта дома на Тамбовской, 38, которое выполнило Архитектурное бюро «Аэроплан».

В соответствии с приказом Жилищного комитета, здание планируется использовать как наёмный дом для работников жилищной сферы.
Проект предполагает внутреннюю перепланировку, раскрытие оконных проёмов со двора, устройство новой кровли и ремонт фасадов. В доме одна парадная с двумя входами с улицы и со двора. В здании запроектировано 14 однокомнатных квартир. Планируется замена окон, дверей и балконных ограждений, устройство новых ворот, восстановление утраченных элементов декора фасада.

Архитектурные решения капитального ремонта исторического здания на Тамбовской ул., 38

— Как часто АБ «Аэроплан» приходилось участвовать в выполнении государственных заказов на проектирование капитального ремонта многоквартирных домов за средства бюджета Санкт-Петербурга?

Проектирование капитального ремонта по заказу Жилищного комитета на Тамбовской ул., 38 — наш первый опыт. До этого нам не приходилось участвовать в выполнении госзаказов на капитальный ремонт, и, по итогам нашего первого опыта, мы больше участвовать не планируем.

— С какими проблемами вы столкнулись при проектировании?

Несмотря на то, что дом длительный отрезок времени простоял пустым, его техническое состояние вполне удовлетворительное. Единственная его проблема — дыра в крыше. Из-за протечек стены и перекрытия в помещении под проломом крыши переувлажнены, покрылись плесенью.

Мы несколько раз обращались в Жилищный комитет с требованием закрыть дыру в крыше, ведь это сделать совсем несложно: можно было просто накрыть пролом куском полиэтилена. Между тем, это простое действие спасло бы конструкции от дальнейшего разрушения.
Так как меньше конструкций потребовалось бы заменить, это помогло бы сэкономить бюджетные средства.

Фото пролома в крыше, АБ «АЭРОПЛАН»

— Как на это отреагировали заказчики проекта?

Заставить их залатать крышу нам так и не удалось, взамен этого от нас потребовали запроектировать в доме полную замену перекрытий, хотя этого вовсе не требовалось. В соответствии с техническим обследованием, нужно было заменить лишь локальный участок перекрытия в месте протечек.
В советское время дом прошёл капитальный ремонт, поэтому, если вынуть полностью все перекрытия, он может обрушиться.

— Какое решение вы приняли ?

Мы не согласились с заменой всех перекрытий, на что нам пообещали, что проект не пройдёт согласования. Более того, к настоящему моменту, работу нам не оплатили. Получается, мы выполнили проект ремонта дома бесплатно только потому, что решили его сохранить. Сейчас мы пытаемся добиться оплаты работ по контракту в арбитражном суде.

— Были ли у вас проблемы с согласованием проекта в КГИОП ?

Недавно мы получили положительное заключение на проект в Комитете, хотя ходили слухи, что из-за нашей принципиальной позиции, у нас будут сложности.
При подготовке исторической справки выяснилось, что дом на Тамбовской ул., 38 был построен в 1900 г. по проекту архитектора В. Липского. Владимир Липский построил в городе много известных зданий — памятников архитектуры. Через интернет нам даже удалось найти сайт, посвящённый его семье и потомкам.

Архитектор Владимир Липский, портрет

— На Ваш взгляд, противодействие, с которым пришлось столкнуться, результат спланированной акции или это системное явление?

Мне кажется, что всему виной бесхозяйственность и нерациональное расходование бюджетных средств, за которым могут стоять чьи-то интересы. В доме на Тамбовской, 38 в одной из комнат первого этажа мы обнаружили действующий узел учета тепловой энергии. Действующий узел учёта в расселённом доме, представляете? Как выяснилось, по документам он должен был быть установлен в соседнем доме, но на это никто не обратил внимания, пока это не сделали мы.

В городе много расселённых домов, но в год в программу капитального ремонта попадает максимум 1-2, а то и ни одного. Выделяются огромные деньги, а на капитальные ремонт дома нужно совсем немного. Зато на новое строительство требуются большие средства, которые можно освоить, если довести старый дом до обрушения.

— Проекты нового строительства в городе всё чаще вызывают протесты общественности, как Вам кажется, почему?

Мне кажется, дело в том, что людей вообще не спрашивают, хотят ли они, чтобы у них под боком был реализован тот или иной проект. Не происходит презентации, обсуждения архитектурных проектов, как это делается в Европе. Одна из наших последних работ – дом причта церкви Серафима Вырицкого на Загребском бульваре в Купчине. Процедура не предусматривает проведения общественного обсуждения, но мы его провели. В последней версии проекта, в соответствии с пожеланиями, снизили два этажа. Зато, когда приходим согласовывать проект в КГА, чувствуем, что за нами мощная поддержка горожан.

Беседовала Анна Капитонова