Совет не согласился «расширить и углубить» Конюшенное ведомство

24 октября на заседании Совета по сохранению наследия эксперты рассматривали всего два, но очень серьезных вопроса: концепции приспособления к современному использованию Конюшенного ведомства и по Апраксину двору.
Для Конюшенного ведомства было разработано две концепции: архитектурным бюро «Литейная часть-91» и архитектурным бюро «STUDIO-MISHIN». Как ни странно, при рассмотрении оказалось, что авторы концепций работали над разными задачами, которые эксперты были вынуждены сравнивать.
Концепция «Литейной части-91», представленная Рафаэлем Даяновым, базировалась на доскональном изучении истории создания Конюшенного ведомства. Проектом даже предлагалось воссоздать башенку, которая в начале XIX века украшала здание со стороны Мойки. Проектировщики принципиально отказались от создания подземной части проекта.

Мартынов А.Е. Вид реки Мойки со стороны Императорских конюшен (1815) (источник)

Основной объем здания предполагается использовать как выставочные и музейные пространства – именно такая функция была рекомендована для Конюшенного ведомства, когда его изъяли у предыдущего инвестора. Кстати, на Совете стало известно, что РПЦ будет передано, помимо церкви Спаса Нерукотворного Образа, еще 1500 м2; правда, какие именно это помещения, узнать так и не удалось.
Архитектурное бюро «STUDIO MISHIN» предложило намного более «смелый» проект. В нем предлагалось расширить границы проектирования – и на юг, где за Конюшенной площадью находятся здания Конюшенного двора, и вглубь, предложив организовать подземное пространство (сославшись на то, что часть грунта все равно придется вывозить после того, как на территории Конюшенного ведомства располагались гаражи ГУВД). Глубина подземной части – 6-7 метров. Именно там и предполагалось разместить значительную часть выставочных пространств.
Кроме того, частью проекта, по замыслу авторов, должен стать Конюшенный двор. Его помещения в этом случае предстоит выкупить у собственников (сейчас на территории Конюшенного двора несколько десятков арендаторов). Концепция предполагает пробивку проходов в корпусах, выходящих на Большую Конюшенную и канал Грибоедова (Сергей Мишин признал, что это может быть «трудно» с точки зрения закона о памятниках, но «должно окупиться» тем, что город получит сквозные проходы через территорию. Предложено даже перекинуть еще один мост через канал Грибоедова.
У членов Совета возникло множество вопросов: почему, например, при проектировании не обращались к музею Истории Санкт-Петербурга, который уже успешно использует здание, выполняет первоочередные работы и проводит выставки? Обе концепции не содержали достаточно подробного описания функций в здании и в целом были слишком общими.
Константин Сухенко, глава комитета Культуры, заявил, что, с его точки зрения, город в принципе мог бы отреставрировать и приспособить здание своими силами, без привлечения инвесторов.
Однако к концепции «STUDIO MISHIN» возникло куда больше вопросов и претензий. Как и за чей счет будет освобождаться территория Конюшенного двора? Почему в разработке своей концепции авторы не учитывали проработки своих предшественников – начиная с концепции Бориса Васильевича Николащенко, которого поздравляли с юбилеем в начале Совета? Многие члены Совета высказывались против такого масштабного подземного строительства и планов по пробивке корпусов памятников.
В результате Игорь Албин, ведущий Совет, закончил дискуссию, сформулировав такое решение Совета: обе концепции имеют право на жизнь, но для приспособления Конюшенного ведомства Совет рекомендует концепцию «Литейной части-91». Члены Совета проголосовали «за», несколько, впрочем, недоумевая по поводу первой части решения.
Намного более единодушно была встречена концепция «Студии 44» по приспособлению Апраксина двора. Конечно, вопросы тоже возникли. В частности, Игорь Албин, которой высказывался в поддержку комплексности и глобальности проекта Сергея Мишина по Конюшенному, здесь, напротив, выражал опасения, что слишком масштабный проект может быть трудно осуществимым. Непонятно, на какие этапы делится этот очень масштабный проект.

Тем не менее, концепция, предполагающая реставрацию корпусов Апраксина и Щукина дворов, приспособление части из них под нужды БДТ и воссоздание часовни, была одобрена.