Вопросы и ответы по Рабочей группе Совета по наследию

После многократных обращений и скандалов на обсуждение на Совете по сохранению культурного наследия при Правительстве Санкт-Петербурга наконец был вынесен вопрос о существующей при нем Рабочей группе. Утверждено «Положение о Рабочей группе» (да, только сейчас, при том, что, как утверждает КГИОП, создана она была около 10 лет назад, в нынешнем виде работает с 2013 года). Также расширен состав группы – теперь в нее вошли координатор движения «Живой город» Юлия Минутина-Лобанова, аттестованный эксперт Маргарита Штиглиц, председатель комиссии по культуре Законодательного собрания Максим Резник. Ближайшее заседание Рабочей группы – впервые в новом составе – состоится уже 29 июня. Мне кажется, было бы полезно пояснить, какие претензии к ней у нас возникают и каким мы бы хотели видеть продолжение ее работы.

Первоначально Рабочая группа при Совете по сохранению культурного наследия была создана с целью ускорить рассмотрение экспертиз, направленных на прояснение статуса выявленных объектов культурного наследия на территории города. Сейчас таких объектов около трех тысяч, и стремление оптимизировать работу по определению их статуса вполне понятно – это не просто требование закона (который предполагает, что судьба здания должна решиться за год, а многие из упомянутых домов были выявлены еще в 2001 году), но и возможность дальнейшей работы со зданием. Например, при внесении здания в Реестр объектов культурного наследия, в частности, определяется предмет охраны здания, от которого зависит вид и объем работ, допустимых на нем, что необходимо при приспособлении к современному использованию. По закону Санкт-Петербурга решение о включении или невключении здания в Реестр принимается на основании рекомендаций Совета. Рассмотрение ряда экспертиз Рабочей группой существенно ускоряет и упрощает этот процесс.

Однако на практике к ее деятельности возникало все больше вопросов.

Во-первых, это вопрос состава Рабочей группы. До недавнего времени в нее входило семь человек, Совет этот состав не утверждал, а трое являлись представителями Комитета по охране памятников. Однако если присутствие сотрудников Комитета при обсуждении экспертизы вполне понятно и может только приветствоваться (окончательное решение о включении в Реестр принимают именно они), то наделение их правом решающего голоса вызывает большие сомнения – ведь Рабочая группа должна представлять мнение экспертного совета, а не чиновников.

Кроме того, и персональный состав Рабочей группы вызывал вопросы. Безусловно, все, кто в нее входил – специалисты высшего класса, однако в Совете представлены различные подходы к проблеме сохранения наследия: некоторые из экспертов ориентируются в значительной степени на удобство инвестора и проектировщика при работе со зданием, в то время как для других приоритетом является историческая и архитектурная ценность здания. Соответственно, представители такого подхода должны быть также представлены и в Рабочей группе, чего до сих пор не наблюдалось.

Более того, другие члены Совета не могли принимать участие в заседаниях Рабочей группы и не информировались о тех вопросах, которые выносились на ее рассмотрение. Это противоречило самой логике функционирования группы – поскольку она выражает мнение Совета, то, безусловно, все его члены должны иметь возможность присутствовать на этих заседаниях и получить право совещательного голоса. Сейчас члены Совета, не вошедшие в группу, получили письма с информацией о повестке и времени проведения ближайшего ее заседания. Это можно только приветствовать. Надеюсь, такая практика сохранится и далее – во всяком случае, она должна быть закреплена в новом Положении о Рабочей группе.

На заседании Совета, на котором было начато обсуждение вопроса о Рабочей группе, Сергей Макаров «отчитался» о ее деятельности. Отчет состоял в перелистывании слайдов с фотографиями зданий и с комментарием о том, какое решение Рабочей группой было принято по каждому зданию. Всего за время председательства С.В. Макарова было рассмотрено более ста зданий. До этого информации о том, какие объекты были рассмотрены и какое решение принято, члены Совета вообще не получали. Понятно, что такой отчет мало информативен (к тому же членам Совета его даже не разослали) – а ведь решения Рабочей группы оформляются как решения Совета по сохранению наследия. Фактически получалось, что от имени членов Совета принимались решения, о которых они даже не знали. В новое Положение о Рабочей группе Совета планируется включить пункт о том, что она отчитывается перед Советом по наследию в начале каждого заседания.

Конечно, наиболее конфликтными являются ситуации, когда Рабочая группа принимает решение о невключении здания в Реестр. Понятно, что выявление объекта могло быть ошибочным и при проведении более серьезного исследования представления о ценности здания могут измениться. Но, поскольку такое понижение статуса может повлечь за собой самые серьезные последствия (вплоть до утраты здания), цена ошибки слишком высока. Такие вопросы должны рассматриваться на заседании Совета, чтобы по возможности избежать недооценки здания. Тем более, что утвержденные Рабочей группой экспертизы, предлагающие не включать здание в Реестр, зачастую подвергаются очень серьезной критике со стороны специалистов, в том числе Ассоциации экспертов – а ведь в эту ассоциацию входят практически все эксперты Санкт-Петербурга, аттестованные Минкультом. В итоговое Положение должен войти пункт о необходимости вынесения спорных вопросов на заседание Совета.

Именно поэтому мы настаивали на том, чтобы, во-первых, был уточнен состав Рабочей группы и правом решающего голоса в ней обладали только члены Совета по сохранению наследия; во-вторых, чтобы члены Совета заранее знали, какие вопросы будут рассматриваться на ближайших заседаниях группы и могли участвовать в их обсуждении; в-третьих, чтобы на каждом заседании Совета Рабочая группа представляла свои заключения для утверждения; при возникновении споров рассмотрение объекта стоит вынести на заседании Совета. Наконец, все вопросы о невключении здания в Реестр должны проходить через Совет по наследию.

Не все эти требования были учтены при подготовке нового Положения о Рабочей группе Совета по сохранению наследию. Тем не менее, внесенные изменения очень важны. Мы будем следить за тем, чтобы решения, принятые на последнем Совете, соблюдались, и добиваться дальнейшего совершенствования работы его структур в интересах сохранения архитектурного и культурного наследия.

Юлия Минутина-Лобанова