Градсовет раскритиковал проект застройки на месте Троицкого рынка

Проект семиэтажного жилого дома, состоящего из трёх корпусов (основной и два ризалита, уходящих вглубь квартала), на месте зданий Троицкого рынка обсудил 10 июля Градостроительный совет Санкт-Петербурга.

Непростым получился разговор с коллегами для представлявшего проект архитектора Евгения Подгорнова. Ни один из более чем десятка выступавших не поддержал замысел автора в том виде как он был представлен Совету. Даже рецензент Феликс Буянов, самый лояльный к проектировщику, предложил отказаться как минимум от одного из корпусов-ризалитов, а отвечая на вопросы, вынужден был признать, что новый дом безусловно будет виден в панораме Фонтанки (официальный адрес земельного участка: наб.р.Фонтанки, 130а, фактически это внутриквартальная застройка по Фонтанке, а лицевой фасад выходит на площадь к Троицкому собору).

Демонстрационные материалы, представленные на Градостроительном совете

Понять, насколько и откуда будет видно дом, было совершенно невозможно. Евгений Подгорнов играл с собравшимися в прятки и, вместо того чтобы показать все критические точки восприятия с противоположного берега реки, ответственно проанализировав видимость, демонстрировал или заведомо дальние, или специально подобранные наименее проигрышные виды.

Коллеги, однако, напомнили ему необходимые точки, где новый дом с остекленным мансардным этажом окажется рядом с собором за двух -трёхэтажной застройкой набережной на соседних участках (наб.Фонтанки, 130 и 132). Самыми критическими оказались точки видимости от Крюкова канала. Прозвучали слова об убийстве этого ценного вида и недопустимости такого развития событий. Вопросы о возможности нарушения этих видов и панорам, естественно, обратились к присутствовавшему председателю КГИОП Сергею Макарову, с учётом того, что на днях КГИОП выдал на эскизный проект Подгорнова положительное заключение о соответствии режиму зон охраны.

Вид с Красноармейского моста сейчас

Макаров ответил неожиданно резко и грубо, сказав, что задача Градсовета рассматривать архитектурный облик дома, а не оценивать заключение КГИОП, который уже проверил точки, перечисленные в законе (такая точка в реальности всего одна). На минуту в зале воцарилась тишина. Несмотря на бесцеремонность чиновника, архитекторы не вняли его предложению и стали говорить о необходимости защитить архитектурные панорамы набережной вне зависимости от формулировок закона и заключения КГИОП.

Троицкий собор

Не меньше претензий к проекту было высказано и в связи с его обликом по отношению к выдающемуся памятнику — Троицкому собору архитектора Василия Стасова. Юрий Курбатов подчеркнул, что Евгению Подгорнову не удалось найти баланс нового здания и сложившегося ансамбля. Предложения снизить высоту, отказаться от корпусов-ризалитов, изменить расположение здания на участке высказали несколько членов Градсовета. Говорилось также о грубости исполнения люкарн на мансардном этаже, неудачном цвете, нехарактерности дома для типологии застройки исторического центра.

Архитектор Михаил Мамошин напомнил о ценности основного здания Троицкого рынка, построенного в 1951 г. по проекту заметного советского зодчего Л. Хидекеля.

Здание Троицкого рынка

Поинтересовались у Подгорнова и нарушением требования о 50-метровой санитарной зоне расположенной рядом Психоневрологической больницы — по проекту до нее 11 метров и жители элитного дома смогут наблюдать скорбную жизнь пациентов во дворе, а пациенты — не менее скорбную жизнь своих элитных соседей. Ответы архитектора были в основном не очень убедительны.

Подводя итоги перед тайным голосованием, главный архитектор Владимир Григорьев посетовал на постепенное замещение в нынешних реалиях всех социальных функций в центре на жильё, недостаток инфраструктуры школ и детских садов для этого жилья и призвал автора проекта учесть все замечания членов Градсовета. Итоги голосования будут известны позже, но уже сегодня можно сказать, что проект не ждёт лёгкая жизнь.

Отсутствие честного разговора о проблемах видимости спроектированного современного объекта в ценных панорамах исторической застройки города сразу поставило заказчиков и архитектора в невыгодную позицию уже в самом начале общественного обсуждения возможности реализации этого спорного проекта. А законность выдачи в такой ситуации заключения КГИОП, призванного, казалось бы, охранять наше культурное наследие, заслуживает отдельного серьёзного разговора.