Дом, помнящий Павла Филонова, может быть уничтожен

В начале года городские СМИ широко анонсировали общественности реконструкцию дома Долгоруковых на 1-й линии В.О., 30, переданного НИИ океанологии еще в 1970-гг.

Работы по реставрации лицевого фасада, внутренней перепланировке, воссозданию цоколя и ремонту парадной лестницы вопросов не вызывают. Однако, кроме указанных проектных решений, на региональном памятнике запланировано устройство мансарды и замена исторической деревянной стропильной системы, являющейся элементом предмета охраны, на металлическую. Авторы проекта и государственной историко-культурной экспертизы аргументируют возможность такой замены тем, что стропильная система не является дореволюционной, а датируется 1930-ми гг., так как ее современное состояние разнится с фиксационным чертежом 1917 г.

Стропильная система дома Долгоруковых (фотография из историко-культурной экспертизы)

Но самое вопиющее – в ходе приспособления планируется демонтировать дворовый флигель, протяженный от лицевого корпуса до улицы Репина. Сам флигель не является памятником, но находится на территории объекта культурного наследия. Флигель был возведен в 1830-е годы.

Флигель, выходящий на улицу Репина

Впрочем, есть подозрение, что, не включая флигель в состав памятника, авторы экспертизы не учли важнейшие сведения о нем. Этот пробел восполняет краевед Александр Гущин. Он собрал богатейшие сведения по мемориальной ценности здания. В частности, он сообщает:

Часть помещений во флигеле, обращенном к ул.Репина в 1906 — 1907 гг. занимала частная художественная мастерская академика Л. Е. Дмитриева-Кавказского. Мастер своего дела, Дмитриев-Кавказский известен своими уникальными записками о путешествии по Средней Азии, проиллюстрированными 199 оригинальными рисунками. В 1903-1908 годах у Дмитриева-Кавказского учился перед поступлением вольнослушателем в Академию Художеств величайший русский художник ХХ века Павел Николаевич Филонов, легенда нашего города.

П. Филонов. Автопортрет

Чтобы оправдать демонтаж, флигель объявили аварийным и не подлежащим восстановлению. Впрочем, такая пессимистическая оценка состояния флигеля вызывает сомнение, которое только усиливается при взгляде на фотографии, приложенные к историко-культурной экспертизе. Представляется, что основным препятствием для ремонта флигеля является желание упростить проведение работ.

Внутри флигеля

Проектом заявлено «полное воспроизведение существующего строения» с «сохранением габаритов и внешнего облика», при этом фактический демонтаж назван реконструкцией. Исторические фундамент, перекрытия и лестницы планируется заменить монолитными железобетонными плитами, наружные несущие стены – пенобетоном, перегородки лестничных клеток сделать из кирпича, а перегородки в кабинетах – из гипсокартона. И это при том, что, согласно материалам экспертизы, единственная перепланировка в здании осуществлялась в 1973 г., и в ходе нее были проведена выборочная замена перекрытий. А значит, помещения, в которых готовился к поступлению Павел Филонов, скорее всего, сохранились!

Мы являемся свидетелями вопиющей ошибки, связанной с недооценкой мемориального значения здания. В начале марта Алексей Ковалев обратился в КГИОП, чтобы сообщить эти сведения – возможно, еще удастся добиться пересмотра проекта, пока ошибка не стала непоправимой.

В публикации использованы фотографии «ГП» (современный вид флигеля), фотографии из акта историко-культурной экспертизы. Заставка: картина П. Филонова «Животные», в которой угадывается силуэт флигеля дома Долгоруковых