Александр Кононов: Градозащитники – счастливые люди, потому что они защищают свой город

Александр Кононов, заместитель председателя Санкт-Петербургского отделения ВООПИиК:

– Александр, Вы занимаетесь градозащитной деятельностью десять лет. Как Вы оцениваете ситуацию в области сохранения культурного наследия сейчас? Что и в какую сторону изменилось за десять лет? Ситуация улучшилась, ухудшилась? Как менялось законодательство в этой сфере и достаточно ли оно для сохранения Петербурга?

– В 2007-м году, когда я начал заниматься градозащитной деятельностью, я очень хорошо помню, какой была ситуация – она была совершенно другая, чем сейчас. Вот если посмотреть на этот десятилетний период с точки зрения постановки проблемы в средствах массовой информации… Тогда практически, я уж не говорю про телевидение, даже для того, чтобы какая-то маленькая заметка появилась в газете, нужно было приложить огромное количество усилий. Средствам массовой информации тогда эта проблематика в качестве актуальной была совершенно не очевидна.

И, наверное, один из главных прорывов за эти десять лет – что фактически тема сохранения культурного наследия в Петербурге, безусловно, вышла в топ самых актуальных тем. Стало понятно, что эта проблематика касается практически всех горожан, и сегодня уже журналисты фактически гоняются за градозащитниками – в хорошем смысле этого слова. По каждому сюжету, где происходит какой-то снос, какая-то незаконная надстройка, перестройка исторического здания, или просто объекта в историческом центре, журналисты обращаются за комментариями, практически уже в ежедневном режиме это происходит. И это конечно очень сильно помогает привлекать внимание к проблемным объектам.

Изменилась ситуация очень сильно и в сфере законодательства. Федеральное законодательство сделало очень много шагов вперед. Наше региональное законодательство за это время обогатилось 820-м законом о границах и режимах зон охраны. То есть, это тот закон, который сегодня фактически является такой городской конституцией в сфере сохранения исторической застройки в зонах охраны. И несмотря на то, что, в общем, динамика положительная, законодательство ужесточается, то, что можно было наблюдать еще десять лет назад с такой поквартальной зачисткой в историческом центре уникальных зданий, объектов, которые, безусловно украшали город, и тем не менее,  в общем, их безжалостно уничтожали.

Сегодня это, на мой взгляд, во многом уже такие арьергардные бои, когда мы имеем возможность штучно биться за каждое здание, отстаивать и памятники, и исторические объекты от незаконных работ. Десять лет назад такого не было. То есть, был такой поток зданий, снимаемых с охраны, зданий, которые подлежали сносу и многие из них мы потеряли, что градозащитное движение только успевало заниматься какими-то, может быть, самыми яркими, самыми заметными объектами. И во многом благодаря и изменению законодательства, и благодаря средствам массовой информации,  ситуацию удалось переломить. Поэтому, несмотря на все те проблемы, а их очень много, которые остаются сегодня в городе, в целом я с оптимизмом смотрю на то, как эта ситуация меняется. Но, конечно, всегда обидно, что изменения эти происходят так медленно, и на этом пути мы все-таки еще продолжаем терять какие-то важные и ценные для города объекты.

– Какие формальные и неформальные организации  в Петербурге и в России в целом активно занимаются вопросами сохранения исторической архитектуры?

– Если говорить о ситуации с градозащитным движением на общероссийском уровне, то, конечно, главное достижение за последние несколько лет – это координация градозащитных организаций и групп из разных регионов. В этом году пройдет уже пятый съезд градозащитных организаций России (интервью записано до состоявшегося 25-26 марта в Вологде V Съезда градозащитников — Ред.). Создан два года назад Координационный совет градозащитников. И на уровне Российской Федерации вот это вот объединение позволяет и через органы исполнительной власти, через Министерство культуры, другие ведомства, и через органы законодательной власти, через профильный комитет Государственной думы, через Общественную палату, через Совет при президенте Российской Федерации проводить многие очень важные законодательные инициативы, давать свои предложения по подзаконным актам. И, конечно, обмен опытом – информационной работой, работой в области регионального законодательства и в других областях – очень помогает всем. И тем, кто давно занимается, уже много лет градозащитным движением, и тем объединениям, инициативным группам, которые возникли недавно и в своих регионах только еще начинают борьбу за сохранение культурного наследия.

Если говорить о Санкт-Петербурге то, конечно, здесь за последние годы сложился довольно разнообразный спектр общественных организаций. Естественно, я не могу не упомянуть петербургское отделение ИКОМОС – это Международный совет по памятникам и достопримечательным местам, основная экспертная структура Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО, которая занимается самыми важными, глобальными проблемами. Эта структура, и когда шла борьба с Охта-центром, и сейчас, когда строится Лахта-центр, давала свои заключения для международных инстанций по этим небоскребам и их влиянию на исторический облик города, по многим другим знаковым объектам неоднократно делала свои экспертные заключения. Это фактически вот такая самая, может быть, с точки зрения сохранения Петербурга как объекта Всемирного культурного наследия важная организация в нашем городе.

Естественно, как представитель петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, ВООПИиК, не могу не упомянуть эту организацию. Это старейшая градозащитная организация и в городе, и в России. Несколько месяцев назад эта организация отметила 50 лет своего существования. И, конечно, те организации, которые возникли в городе за последние десять-двенадцать лет. Это и “Живой город”, и “Охтинская дуга”, и многие, многие другие – перечислять здесь можно было бы еще очень долго. Фактически по всем горячим, острым объектам существуют какие-то местные инициативные группы – будь то инициативная группа, которая защищает Александрино, или инициативная группа, которая занимается объектами Центрального района, проявившая себя недавно, но очень ярко в защите Мытного двора и других объектов.

В общем, этот спектр сегодня настолько широк, что фактически мы можем говорить о том, что в городе эта палитра общественных организаций, каждая со своими какими-то подходами, рождает, может быть, для России такое уникальное своеобразие. Все говорят о том, что  в Петербурге, в общем, самое сильное градозащитное движение в России. И недавно вице-губернатор по строительству в Санкт-Петербурге тоже отметил этот момент – что то градозащитное движение, которое существует в Петербурге, оно, в общем, заслужило действительно уважение и со стороны власти. Хотя, конечно, очень часто и, к сожалению, таких случаев не становится меньше, приходится вступать и в конфронтацию, и в какие-то конфликты с властью, когда градозащитники считают, что нарушен закон, когда власть не соблюдает те правила, которые установлены для сохранения культурного наследия в городе. В этом отношении приходится и обращаться в суд, и проводить какие-то уличные акции, и обращаться в федеральные структуры. То есть, этот спектр взаимоотношений и с профильными органами по охране памятников, и с другими структурами не исчерпывается, к сожалению, только конструктивным сотрудничеством. Иногда приходится фактически понуждать органы государственной власти к тому, чтобы какие-то объекты были сохранены и защищены от незаконных действий со стороны застройщика, а иногда и самих властных структур.

– А какова роль Совета по сохранению культурного наследия?

– Совет по сохранению культурного наследия с разными сменами своего названия существует в городе уже больше двадцати лет. Особенно заметна его деятельность стала в последние годы, когда благодаря Совету удалось защитить и сохранить в неизменном виде для города целый ряд выдающихся памятников. Здесь можно вспомнить и Конюшенное ведомство, и несколько блокадных подстанций, которые дали ток трамваю весной 1942 года в Ленинграде, и многие другие объекты. Совет по сохранению наследия сегодня тоже такая визитная карточка сотрудничества различных сил в городе в деле сохранения культурного наследия, потому что туда входят и представители Союза архитекторов, Союза реставраторов, Общества охраны памятников, Живого города, и отдельные эксперты, представляющие различные научные учреждения, музеи Петербурга. И вот этот диалог с представителями власти, которые есть в Совете, очень помогает, с моей точки зрения, всем сторонам услышать друг друга. То есть, это такая очень важная городская площадка для обсуждения самых острых проблем в сфере сохранения наследия. Фактически и на федеральном уровне было признано, что работа совета очень эффективна. И вот недавно, несколько месяцев назад, было дано президентское поручение о том, чтобы аналогичные советы появлялись и в других регионах России. За это время уже в нескольких регионах такие советы были созданы, и я уверен, что, безусловно, при правильной организации работы, приглашении туда действительно неравнодушных профессионалов – и градозащитников, и представителей экспертного сообщества – они могли бы служить очень важным инструментом в деле сохранения наследия не только в Петербурге, но и в других регионах.

– И наш последний вопрос: почему Вы занимаетесь градозащитной деятельностью?

– Трудно сказать. Я на самом деле до этого всю свою жизнь занимался собственно историей, я историк по образованию, занимался научной работой. И, конечно, изучение Петербурга и любовь к этому городу неизбежно обостряют восприятие каких-то непоправимых утрат, которые мы можем наблюдать за последние годы. Когда мы теряем какие-то подлинные памятники истории и культуры, теряем подлинные исторические здания в нашем центре, мы утрачиваем вещи, которые уже никогда не смогут быть потом, даже если эти объекты будут воссозданы, отвечать подлинной научной среде, если можно так сказать. И каждый год вымывается из городской среды, из исторического центра какое-то количество вот этих объектов. Чем больше нам удастся затормозить этот процесс, и, соответственно, не допускать исчезновения, уничтожения, сноса этих объектов, тем больше, мне кажется, мы, как петербуржцы и профессионалы можем служить своему городу. Может быть, это немножко громко звучит, но это действительно так, потому что работа эта, в общем, неблагодарная, требующая огромного количества сил, совершенно ненормированного рабочего дня и очень сильной психологической нагрузки для того, чтобы ежедневно защищать те здания, которым грозит уничтожение. Тем не менее, я, в общем, могу сказать, что занимаюсь этим с удовольствием. В этом отношении, мне кажется, все, кто… все мои коллеги, которые рядом со мной этой работой занимаются – счастливые люди, потому что они защищают свой город. Наверное, так.
В ближайшее время смотрите на нашем сайте интервью других участников «группы Сокурова».

Фото: Дарья Васильева
Благодарим за помощь в подготовке видеороликов команду Сокурова – Михаила Георгиевского, Александра Золотухина, Вадима Постникова, а также Наталию Введенскую.