Самый звездный памятник Петербурга

За неделю до представления прессе и публике нового, самого большого в мире планетария, разместившегося в газгольдере на Обводном канале, его владелец Евгений Гудов провел для «ГП» экскурсию по готовящемуся к открытию объекту. Мы получили возможность увидеть завершающую стадию работ, а затем побывать и на открытии. С удовольствием делимся информацией и впечатлениями с нашими читателями.

Построенное в 1884 году здание предназначалось для хранения газа. После наступления эры электричества Газгольдер Главного газового завода Общества столичного освещения вывели из эксплуатации. В 2001 году он получил статус объекта культурного наследия федерального значения, но новой функции для эффектного краснокирпичного строения все никак не находилось.

Евгений рассказывает, что владельцем газгольдера и основателем Планетария № 1 он стал так: искал в Петербурге помещение высотой более пяти метров для выставки живых полотен, проезжая по набережной Обводного канала, увидел газгольдер: «Какое классное здание, надо там выставку открыть. Но наверняка оно занято. Потом узнал, что пустует, заброшено, что это называется «серый пояс» и для Петербурга является большой проблемой. А по московским меркам это очень близко к центру, и весь этот промышленный пояс можно переделать в лофты. Думаю, и здесь это вопрос пяти-десяти лет».

Идея открыть в газгольдере планетарий возникла, как говорит Евгений, сразу: увидев здание, понял, что в нем можно разместить гигантский проекционный купол. Как выяснилось, крупнейший в мире, диаметром 37 метров. Выкупил здание, занялся восстановлением и приспособлением под новую функцию. Говорит: «Когда мы столкнулись с вопросом реставрации и приспособления памятников в Петербурге, обнаружили достаточно строгие требования».

Да, мы постоянно слышим «печальную песнь инвестора» по поводу строгих правил: «приведение в порядок» всех этих памятников, исторической застройки, стоит немыслимых денег, и если не пожертвовать чем-то, или не добавить старому зданию новых качеств, полезных свойств, к каковым относятся подземная парковка, мансарда, перепланировка помещений, заниматься им абсолютно нерентабельно, и ни один инвестор не возьмется. Рассказ Евгения совершенно о другом.

Поразительно, но никакого противоречия между необходимостью сохранения старого здания-памятника и приданием ему новой, высокотехнологичной функции, владелец газгольдера не видит. Вместо сетований на сложность приспособления объекта и связанные с охранным статусом ограничения – явное удовольствие от того, что такое интересное здание можно вернуть к жизни, открыть для публики. Рассказывает о том, как будут задействованы и показаны его особенности, о проводимых работах.

«Это крупнейшее газовое хранилище в России, вместимостью 40 тыс. кубических метров, 120 лет стояло заброшенное. Крышу мы перезаливали, она текла. Но дерево, балки в хорошем состоянии, мы проверили. Будем аккуратно чистить и сохранять. Мы даже искусственно старим, подкрашиваем новое дерево там, где все-таки приходится его использовать. А крышу года через три планируем перебрать и перекрасить — металлоконструкции должны быть защищены.

Здание уходит на 4,5 метра в глубину, причем чертежей мы не смогли найти, хотя запрашивали в КГИОП, в архивах. В полу вырыли ямы, решили их не засыпать – будет четыре секции со стеклянным полом, чтобы показать, что здание уходит глубоко вниз. В одной разместим инсталляцию — покажем старинные конструкции газгольдера, мы до них докопали. В другой будет голубое небое — другая сторона земли.

Я здесь два года, и знаю уже каждый кирпичик. Знаю, где бомба попадала во время Второй мировой — это мы тоже оставили. Фасад будем приводить в порядок следующим летом.

Каркас для наклонного купола планетария не присоединяется к самому зданию, следовательно, не причиняет ему вреда. Организуя выставки живых полотен, мы заметили, что девушки любят делать селфи на их фоне. Вот и тут тоже будет можно: контур купола касается земли. Это достаточно инновационное решение, в других планетариях такого нет. Вес конструкции около шестидесяти тонн, для такой площади это ничто. Брус, из которого сделан каркас купола, обработан специальным противопожарным составом.

Мы придумали систему управления куполом. Объездили все планетарии мира, убедились, что такого нет нигде: после сеанса вы можете «порулить» куполом с тач-скрина».

На втором ярусе по окружности газгольдера, между стеной и «изнанкой» купола — галерея, здесь будут выставки. На третьем ярусе для самых, как сказал Евгений, отчаянных планируется еще одна галерея, с экспозицией по истории газгольдера. А на самом верху есть помещение площадью восемь кв. метров «с шикарным видом прямо на Исаакиевский собор». К Новому году планируется открыть там смотровую площадку, запускать будут группами по три человека в сопровождении экскурсовода-альпиниста.

Проблемы, связанные со спецификой здания, решаются технологично и креативно. Одна из них – необходимость протапливания имеющего большой объем газгольдера. В планетарии сделали теплый пол, поэтому вокруг здания будет… каток. Евгений поясняет: «Тепловой насос — принцип холодильника: сюда тепло, туда холод отдает».

Чтобы снизить стоимость реставрации кирпичной кладки, Гудову пришлось обзавестись собственной компанией, обладающей необходимыми для проведения реставрационных работ лицензиями. Фирмы, в которые он обращался, выставляли ценник от восьми до двенадцати тысяч за квадратный метр. Оказалось, что гораздо эффективнее купить компанию с сотрудниками, опытом, лицензиями – и можно сделать за четыре.

«Инвестиции в проект составили 380 млн. Московский планетарий обошелся властям в 1,3 млрд руб., и это было до падения курса рубля. У нас затраты оказались существенно снижены за счет того, что многие вещи мы придумывали, разрабатывали, делали сами».

Отметим, проект Гудова – сугубо частная инициатива, не имеющая бюджетной поддержки. И в его планах целый кластер: уличный лекторий; в стоящем рядом с газгольдером четырехтажном здании – все, что связано с наукой и технологиями, стартапы – программирование, робототехника, прототипирование; интерактивный музей с космическими экспонатами. Запускаться все это будет частями, в течение полутора лет.

«Первая очередь» этого грандиозного проекта готовилась к запуску ударными темпами, и в день открытия для публики 4-го ноября не обошлось без накладок (посетителям неудачных первых сеансов выдали билеты на еще два посещения в течение года). Вчера Евгений написал на своей странице в vk: «Самое сложное позади, купол готов, проекционная система работает очень ярко и стабильно… Надеюсь, завтра будем функционировать уже не в тестовом режиме».

Фото предоставлено Евгением Гудовым

«ГП» желает успеха проекту и поздравляет петербуржцев с возрождением памятника и обретением самого большого планетария в мире. Так и должно быть: лучшему городу – все самое лучшее.

Юлия Мурашова.
Фото: Михаил Рыжов.

Благодарим Евгения Гудова за сотрудничество при подготовке материала.