Дом генерала Зыкова: годы мытарств

РУБРИКА «РАССЕЛЁНБУРГ»

Дорогие читатели! Мы начинаем новую рубрику.

В Петербурге множество расселённых, заброшенных, никому, кроме градозащитников не нужных домов. Их уже около тысячи. «Около», потому что в тот момент, когда вы читаете эти строки, их становится больше, либо меньше: какое-то здание сносят, какое-то расселяют.

Из этих несчастных зданий можно составить целый город. Так мы и сделаем. И назовём этот город – Расселёнбург. Это же имя дадим и авторской колонке.


В петербургской Коломне, на набережной реки Фонтанки, стоит дом под номером 145б. Прохожие всегда останавливаются около него и подолгу глядят в окна. Дом притягивает своей красотой, но красота эта трагическая. У дома очень драматичная история: почти девять лет обрекали его на гибель те, кто должны были хранить.

Это дом генерала Сергея Зыкова (также его называют домом купца Алексея Шагина). Несколько лет назад этот адрес был самым «горячим» в сводках новостей и самой «раскалённой точкой» в новейшей градозащитной истории. Дом пережил два сноса: снаружи и изнутри. Через него, насквозь, несколько раз проехал экскаватор. Ныне здесь «штиль», но штиль тревожный. Впрочем, надежда есть.


Общий вид фасада дома Зыкова

Данный дом в стиле высокой эклектики, с богато декорированным фасадом, был возведён в конце XVIII — начале или середине XIX века (точный год неизвестен, как и имя архитектора). Он вполне может быть старше построек пушкинского времени и его вполне могли посещать литературные классики. Теоретически его надо бережно охранять. Но практически эти стены уже лет тридцать не видят ничего, кроме поругания.

На протяжении двух веков дом, как и многие другие, менял владельцев: купцы Бочков, Синяков, Шагин, вдова-сержантша Калмыкова. Шагин перестроил дом в духе эклектики, добавил декора на фасаде и возвёл дворовые флигели, поэтому он фигурирует в названии здания.

Последним хозяином стал генерал Сергей Павлович Зыков – знаменитый воин-герой, подвижник, переводчик, издатель и редактор. Очевидно, что главное здание внаём не сдавалось (и этим уникально). Селить наёмных жильцов было просто некуда: внутри небольшого «особнячка» в тихой части города располагалась редакция журнала «Русская старина», а также ряд других редакций, возглавляемых Зыковым («Вестник Российского Общества Красного Креста», «Досуг и Дело»), а также жила семья редактора. В доме бывали именитые поэты, писатели и критики, ибо в те времена авторы носили тексты в редакцию самостоятельно. Здание уже тогда имело мемориальную ценность. В 1909–1910 годах семья Зыковых расширилась. Рядом со старым вырос новый дом, ныне имеющий номер 145а. Он более высокий, современный, по тем временам даже модный. И более скромный по фасаду и интерьерам. Между старым и новым домами существовала общая дверь (родственники ходили друг к другу в гости), между двумя дворами — общая проездная арка. Что, помимо документов, исторической справки и данных адресных книг, объективно доказывает факт единого домовладения. В итоге Зыковы владели этим домом больше всех: вплоть до октября 1917-го.


Бальная зала

Когда грянула революция, генерал канул в её красной пучине: о его судьбе больше ничего не было известно. Дом, как и все остальные, национализировали, сделав некогда роскошные квартиры скопищем коммуналок. Крохотная комната – кусок бывшей «барской» залы, с роскошным лепным потолком. Парадная с овальным окном, и амурами на стенах. Лепные гирлянды роз переплетаются с пучками электропроводки. Камины и изразцовые печи достойны отдельной монографии, лепные мотивы таят в сюжетах множество загадок – их можно разгадывать часами. Одна из семей проживает в бальной зале. На стене – триумфальные кубки в медальонах. Нищета и богатство. Так бы и жили, но дом уходил на советский капремонт. Квартиры были расселены, но ремонт сорвался – произошёл развал Советского Союза, а с ним и полная остановка программы капремонта. Здание «зависло». «Становление нового государства» обернулось полным отсутствием государственного контроля. На заре XXвека в бальной зале действовал рейв-клуб «Танцпол». Остальные помещения также использовались под его нужды. Однако, рейверы в генеральских апартаментах не задержались: их «спугнула» полиция и они сменили площадку, не предприняв борьбы за здание. Опустевший дом пришёл в упадок.


Изувеченные интерьеры

Приватизация жилья породила новый «класс» – бездомных, которые и заселили комнаты. Дальнейшая судьба типична для «расселёнки»: свалка мусора внутри, пожары, разграбление интерьеров и запустение. Государство не знает, что делать с домом: оно вновь подбирает ему владельцев (районное жилищное агентство, военно-морская база), но дому не везёт – проекты срываются.

В 2008 году государство нашло дому хозяина. На основании постановления Правительства Санкт-Петербурга № 842 от 08.07.2008 года здание передаётся частному инвестору — ЗАО «Нежилой фонд Консалт» под гостиницу. Это могло быть спасением, но чуть не обернулось гибелью. Хозяин оказался нерадивым и сразу же дал понять, что ему нужен лишь участок, на котором досадным образом оказалось историческое здание. Инвестор не просто ухудшал его состояние, продолжая «привечать» там бездомных, но и сам, судя по аккуратно снятым деталям лепного декора, принимал самое активное участие в разграблении интерьеров и фасада. Первое, что сделал этот инвестор – это запросил разрешения на «отступы» — расширение границ своей будущей гостиницы, которая, по замыслу, должна была превзойти габариты существующих построек (дома и флигелей). Уже в 2011-м году в городскую администрацию полетели первые письма от градозащитников, требующие изъятия объекта у инвестора и присвоения дому статуса памятника архитектуры (объекта культурного наследия). ВООПИиК делает заключение о ремонтопригодности здания. Но доводы радетелей за старину были проигнорированы. Пользуясь абсолютной безнаказанностью, инвестор перешёл от угроз к действию: в январе 2012 года прямо через фасад лицевого корпуса во двор была введена демонтажная техника. Здание редакции удалось отстоять с помощью акций, в том числе и прямого действия. Снос грубо нарушал охранное законодательство, вёлся без разрешения, и, вдобавок ко всему этому, инвестор «работал на объекте» с просроченным инвестиционным договором. Однако власть в своём большинстве фактически встала на его сторону: инвестдоговор был продлён, и градозащитникам пришлось держать на Фонтанке 72-дневную круглосуточную оборону. Градозащита победила, вывод техники с объекта стал настоящим праздником, но флигели были потеряны, а вместо них образовалось поле, пугающее опасностью новой, чужеродной, и вдобавок угрожающей состоянию уцелевших стен застройки.


Двор дома после сноса флигелей

Осознав, что «таран экскаватором» не пройдёт, уяснив, что в городе действуют законы и градозащитники, инвестор утратил интерес к объекту. Он сменил тактику на самую распространённую – доведение здания до аварийности путём полного отсутствия контроля. Объект контролировался только градозащитниками. Параллельно с этим активисты, в числе которых два депутата городского парламента (Алексей Ковалёв и Борис Вишневский), написали множество писем и выступили в СМИ с четырьмя петициями в адрес губернатора. Губернатор не прореагировал. Градозащита вновь вынуждена была идти на акции протеста, но инвестор показывал решимость уничтожить дом любым способом. Вандалы в открытую, не пугаясь последствий, грозили обрушением фасада на людную набережную. Снос здания изнутри был пресечён прямо во время пикета, оперативно вызваны журналисты и полиция. Власть снова не услышала: инвестиционный договор был продлён (пусть и с четвёртой попытки), разрушители раз за разом отделывались предписаниями и штрафами, а КУГИ (тогда так назывался КИО) угораздился проиграть иск в Арбитражном суде по ничтожным поводам. «Объект Ф-145», как назывался дом почти по военной краткой терминологии, уже несколько лет под круглосуточным наблюдением градозащитников. Сотрудники СМИ также летели к дому круглосуточно и сами создавали информационные поводы. Столь длительного срока «готовности номер один» движение ещё не знало, и это противостояние стало рекордом. В итоге активистам удалось добиться консервации дома, но сделана она была ненадлежащим образом.


Интерьер парадной

Так наступил 2014-й год, принёсший единственную хорошую новость для гибнущего здания. Специалистам ВООПИиК удалось включить его в реестр объектов культурного наследия. Однако эксперт с более чем полувековым стажем, осуществлявший фотофиксацию «полутора комнат» Бродского сразу же после отъезда поэта в эмиграцию, подвергся сильнейшему административному давлению со стороны КГИОП. «Группа поддержки» в открытую называла это рэкетом. Вопрос стоял ребром: или предмет охраны урезается до ничтожного минимума, или дом памятником не станет. В итоге данный предмет придётся оспаривать.

Следующие два года прошли относительно тихо. Активисты не снимали наблюдения и продолжали писать письма, постоянно приводя в порядок разрушенный строительный забор, проломы которого были облюбованы мародёрами. Дошло до того, что забор этот в прямом смысле унёс ветер – обломки ограждения создали на набережной пробку. Вопрос о судьбе здания был поставлен на встрече «группы Сокурова» с вице-губернатором Игорем Албиным. Албин «изучал вопрос» полгода. По истечении этого срока в его адрес полетели письма неравнодушны к судьбе дома граждан, а также депутата-градозащитника Бориса Вишневского. В конце марта авторы обращений стали получать ответы: городское правительство начало решать вопрос об изъятии. Подан иск в Арбитражный суд, а также подготовлен проект постановления об отмене постановления, дающего право инвестору распоряжаться объектом. Идёт речь об изъятии и выселении.


Лепной декор фасада

Если вопрос решится положительно, то дом генерала Зыкова будет избавлен от опасного для своего существования инвестора. Это даёт зданию шанс. Градозащитники сочли бы идеальным вариантом передачу объекта под нужды какого-либо культурного учреждения: бывшая редакция по габаритам и планировке подходит для этой цели оптимально. Хотелось бы избежать новой ошибки: эти стены ещё ремонтопригодны, но ещё восемь с половиной лет мытарств, с бомжами и мародёрами, могут стать для ценного исторического объекта фатальными. «Градозащитный Петербург» будет пристально следить за развитием событий и оперативно информировать своих читателей.

Дарья Васильева, специально для «ГП».